WordPress

Изменение подсудности и состава суда по уголовным делам новеллы

Изменение подсудности и состава суда по уголовным делам новеллы - картинка 1
Сегодня предлагаем статью на тему: "Изменение подсудности и состава суда по уголовным делам новеллы" с детальным описанием. В случае возникновения вопросов обращайтесь к дежурному специалисту.

Изменение подсудности и состава суда по уголовным делам: новеллы

Изменение подсудности и состава суда по уголовным делам новеллы - картинка 2

Подсудность есть совокупность признаков уголовного дела, которые позволяют установить определенный суд, который правомочен рассмотреть это дело в качестве суда первой инстанции. Статья 47 Конституции РФ предусматривает, что никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

Предметный (родовой) признак подсудности определяется особенностями предмета производства по уголовному делу, т.е. родом и характером рассматриваемых уголовных дел. Род уголовных дел определяется квалификацией деяния по статьям Особенной части УК, характер — некоторыми другими признаками, например наличием в материалах дела сведений, составляющих государственную тайну. С помощью предметной подсудности обеспечивается разграничение компетенции судов разных уровней (звеньев) судебной системы.

УПК прежде всего устанавливает предметную подсудность мировых судей (ч. 1 ст. 31). Уголовные дела, подсудные мировому судье, о преступлениях, совершенных военнослужащими и гражданами, проходящими военные сборы, рассматриваются судьями гарнизонных военных судов единолично в порядке, установленном для производства у мирового судьи.

Подавляющее большинство уголовных дел рассматривают районные суды. Поэтому их предметная подсудность определяется методом исключения.

Предметная подсудность верховных судов республик, краевых (областных) судов, судов городов федерального значения, судов автономных областей и автономных округов определяется в УПК двумя способами. Во-первых, путем прямого указания видов преступлений, дела о которых отнесены к компетенции судов этого уровня.

В случае обвинения одного лица или группы лиц в совершении нескольких преступлений, уголовные дела о которых подсудны судам разных уровней, уголовное дело о всех преступлениях рассматривается вышестоящим судом (ч. 1 ст. 33).

Персональный признак устанавливает специальные нормы о подсудности уголовных дел в зависимости от того или иного социального положения обвиняемого (подсудимого), что является определенным изъятием из принципа о равенстве всех перед законом и судом. Персональную подсудность закон устанавливает в отношении:

а) военнослужащих и приравненных к ним лиц; б) отдельных категорий должностных лиц, пользующихся служебным иммунитетом.

Кроме того, Верховному Суду РФ также подсудны уголовные дела, отнесенные федеральным конституционным законом и федеральным законом к его подсудности.

В настоящее время таким законом является Федеральный конституционный закон «О военных судах Российской Федерации». Согласно ст. 9 этого Закона Военная коллегия Верховного Суда РФ рассматривает в первой инстанции, в частности, дела о преступлениях особой сложности или особого общественного значения, которые

Военная коллегия вправе принять к своему производству при наличии ходатайства обвиняемого.

Территориальный признак подсудности состоит в том, что уголовное дело подлежит рассмотрению в суде по месту совершения преступления. Это способствует более полному исследованию обстоятельств дела и учету местных условий. Если определить место совершения преступления невозможно (например, кража совершена в поезде дальнего следования и точный момент ее окончания неизвестен), дело подсудно тому суду, в районе деятельности которого закончено предварительное следствие или дознание по делу. Когда же преступления совершены в разных местах, то уголовное дело по постановлению вышестоящего суда передается тому суду, юрисдикция которого распространяется на то место, где совершено большинство преступлений, подлежащих рассмотрению по данному делу, или где совершено наиболее тяжкое из них.

Согласно ст. 35 УПК территориальная подсудность уголовного дела может быть изменена в следующих случаях:

— по ходатайству стороны — в случае удовлетворения заявленного ею отвода всему составу соответствующего суда;

— по ходатайству стороны либо по инициативе председателя суда, в который поступило уголовное дело:

а) если все судьи данного суда ранее принимали участие в производстве по рассматриваемому уголовному делу, что является основанием для их отвода (ст. 63),

б) если не все участники уголовного судопроизводства по данному уголовному делу проживают на территории, на которую распространяется юрисдикция данного суда, и все обвиняемые согласны на изменение территориальной подсудности данного уголовного дела.

При этом изменение территориальной подсудности уголовного дела допускается лишь до начала судебного разбирательства. Вопрос об изменении территориальной подсудности уголовного дела разрешается председателем вышестоящего суда или его заместителем в порядке, установленном для судебного порядка рассмотрения жалоб (ч. 3, 4, 6 ст. 125).

Судья, установив в порядке подготовки к судебному заседанию, что поступившее к нему дело неподсудно данному суду, в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 227 обязан вынести постановление о направлении дела по подсудности. Уголовное дело направляется по подсудности непосредственно в тот суд, которому оно подсудно. Вместе с тем закон предписывает и исключение из этого общего правила. Так, суд впра­ве оставить уголовное дело, подсудное другому суду того же уровня, в своем производстве, если он уже приступил к его рассмотрению в судебном заседании, а подсудимый на это согласен. Однако когда уголовное дело подсудно вышестоящему суду или военному суду, то оно во всех случаях подлежит передаче по подсудности (ст. 34).

Споры о подсудности между судами не допускаются. Любое уголовное дело, переданное из одного суда в другой в рассмотренном выше порядке, подлежит безусловному принятию к производству тем судом, которому оно передано (ст. 36). Данная норма направлена на предотвращение случаев волокиты и препирательств между судами по поводу подсудности. Суд не вправе отказываться от рассмотрения уголовного дела, направленного ему в соответствии со ст. 34 и 35.

Источник

http://studopedia.ru/6_96063_podsudnost-ugolovnih-del-izmenenie-podsudnosti-ud.html

Принят закон об изменении подсудности ряда уголовных дел

Поправки касаются подсудности уголовных дел по административной преюдиции – их предлагается отдать на рассмотрение судьям районных судов. Речь идет о «мелких» составах. Например, о нарушении ПДД (ст. 264.1 УК), розничной продаже алкоголя детям (151.1 УК) или нанесении побоев (ст. 116.1 УК) для тех, кто уже получил административное взыскание. Такие дела нередко попадают к одному и тому же мировому судье, потому что повторное нарушение часто совершается по тому же адресу. В итоге такой судья, по сути, проверяет свое старое «административное» решение, чтобы решить, привлекать ли человека к уголовной ответственности.

Законопроект разрешает менять территориальную подсудность уголовного дела в том случае, если «объективность и беспристрастность судьи может быть поставлена под сомнение» (п. 2 ч. 1 ст. 35 УПК). Ходатайство об изменении территориальной подсудности рассматривает вышестоящий суд. Таким образом, решение не принимает председатель суда первой инстанции. На разрешение ходатайства об изменении территориальной подсудности планируют отвести 10 дней, установление такого самостоятельного срока, как ожидается, должно упорядочить процедуру.

Источник

http://pravo.ru/news/207746/

Дума приняла поправки в УПК об изменении подсудности от Верховного суда

Изменение подсудности и состава суда по уголовным делам новеллы - картинка 4

Фото: пресс-служба Госдумы

Государственная дума 18 декабря вернула к процедуре второго чтения и приняла сразу в двух итоговых чтениях поправки в Уголовно-процессуальный кодекс РФ, касающиеся изменения подсудности уголовных дел. Этот документ был инициирован Верховным судом РФ (см. на Legal.Report здесь).

Новым законом к подсудности районного суда отнесены уголовные дела о преступлениях с административной преюдицией, которые сейчас подсудны мировому судье: по ст. 116.1 (нанесение побоев лицом, подвергнутым административному наказанию), 151.1 (розничная продажа алкоголя несовершеннолетним), 157 (неуплата алиментов), 158.1 (мелкое хищение, совершенное лицом, подвергнутым административному наказанию), ч. 1 ст. 215.3 (самовольное подключение к нефтепроводам, нефтепродуктопроводам и газопроводам либо приведение их в негодность), ч. 1 ст. 215.4 (незаконное проникновение на подземный или подводный объект), 264.1 (нарушение правил дорожного движения лицом, подвергнутым административному наказанию) и ч. 1 ст. 315 (неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта) УК РФ.

Необходимость поправок в Верховном суде РФ объясняют тем, что сейчас в ряде случаев к подсудности одного и того же мирового судьи могут быть отнесены дела о привлечении лица как к административной, так и к уголовной ответственности, в частности, если повторное деяние совершено им на территории того же судебного участка. При этом обстоятельства, послужившие основанием для привлечения лица к административной ответственности, не предопределяют выводы суда о виновности подсудимого в совершении преступления. Если же административное и уголовное судопроизводство по делам с административной преюдицией осуществляется одним и тем же судьей, то возникает ситуация, при которой на него возлагается обязанность проверки обстоятельств, лежащих в основе собственного решения, что противоречит принципам объективности и беспристрастности суда.

[2]

Кроме того, если совершено административное правонарушение, предусмотренное статьей 6.1.1 (побои) или 7.27 (мелкое хищение) КоАП РФ, либо если по другим делам после выявления административного правонарушения назначается экспертиза или осуществляются иные процессуальные действия, требующие значительных временных затрат, то проводится административное расследование. В этих случаях дела об административных правонарушениях рассматриваются судьями районных судов. В ситуации привлечения лица к административной ответственности судьей районного суда, а затем того же лица за повторное правонарушение к уголовной ответственности мировым судьей необходимость оценки обстоятельств по административному делу приводит к отступлению от принципа инстанционности, согласно которому проверка судебных решений осуществляется вышестоящим судом.

Если же, как отмечают в ВС, уголовные дела с административной преюдицией будут отнесены к подсудности районного суда, то это позволит исключить необходимость передачи уголовных дел от одного мирового судьи другому и в то же время не приведет к существенному увеличению служебной нагрузки на судей районных судов.

Для устранения неполноты правового регулирования УПК также дополняется нормой о том, что изменение территориальной подсудности уголовного дела допускается также в случаях, если имеются обстоятельства, которые могут поставить под сомнение объективность и беспристрастность суда при принятии решения по делу. Устанавливается, что ходатайство об изменении территориальной подсудности по основаниям, указанным в ч. 1 ст. 35 УПК РФ, подается через суд, в который поступило уголовное дело. Рассмотрение ходатайства должно осуществляться в срок до 10 суток.

Источник

http://legal.report/duma-prinjala-popravki-v-upk-ob-izmenenii-podsudnosti-ot-verhovnogo-suda/

Адвокаты поддержали судей КС, выступивших против выводов Суда по вопросу изменения подсудности уголовного дела

Изменение подсудности и состава суда по уголовным делам новеллы - картинка 5

На этой неделе были опубликованы особые мнения двух судей Конституционного Суда к Постановлению № 39-П от 9 ноября. В данном судебном акте Суд проверил конституционность ч. 1, 3 и 4 ст. 35 УПК РФ, касающихся изменения территориальной подсудности уголовного дела, а также ч. 1 и 3 ст. 1 УПК РФ – в ней говорится о законах, определяющих порядок уголовного судопроизводства.

Как ранее писала «АГ», поводом для обращения в Суд послужило удовлетворение судьей ВС РФ ходатайства заместителя Генпрокурора об изменении территориальной подсудности уголовного дела, возбужденного в отношении Игоря Пушкарёва, который ранее занимал должности члена Совета Федерации и главы Владивостока. В этом же ходатайстве говорилось об изменении территориальной подсудности уголовного дела, возбужденного в отношении Андрея Пушкарёва и Андрея Лушникова.

В соответствии с постановлением, оставленным без изменения Апелляционной коллегией ВС РФ, уголовное дело, подсудное Ленинскому районному суду г. Владивостока, было передано в Тверской районный суд г. Москвы. Суды, принимая во внимание позицию ЕСПЧ, в частности, указывали, что условия для отправления объективного и беспристрастного правосудия судом, которому подсудно уголовное дело, могут быть поставлены под сомнение в связи с наличием у И.С. Пушкарёва контактов с представителями властных структур г. Владивостока и Приморского края, возможности контролировать через членов своей семьи различные коммерческие предприятия и распространять через подконтрольные СМИ сведения, направленные на дискредитацию следственных органов.

Три гражданина подали жалобы в КС РФ. В них они указали, что ч. 1, 3 и 4 ст. 35 УПК РФ не соответствуют Конституции, поскольку ею допускается передача судьей ВС РФ по обращению Генпрокурора (его заместителя) уголовного дела из районного суда, которому оно подсудно в силу закона, в районный суд другого субъекта РФ. Тем самым, по мнению заявителей, при отсутствии указанных в самом процессуальном законе точных оснований, по которым уголовное дело не может быть рассмотрено в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом, равно как и правил определения для таких случаев компетентного суда, допускается изменение территориальной подсудности уголовного дела. Они указали, что решение вопроса, таким образом, фактически ставится в зависимость не от выраженной в законе воли законодателя, а от усмотрения правоприменительного органа.

[3]

Рассмотрев дело, Конституционный Суд признал спорные нормы соответствующими основному закону в той мере, в какой содержащиеся в них положения не исключают возможности изменения территориальной подсудности уголовного дела в случае, если на территории, подпадающей под юрисдикцию суда, в который поступило данное уголовное дело, сохраняющееся фактическое влияние обвиняемого или одного из нескольких обвиняемых (в том числе обусловленное его положением до начала производства по данному уголовному делу) на деятельность государственных и общественных институтов создает угрозу гарантиям объективного и беспристрастного правосудия.

В этой связи два судьи КС РФ Сергей Казанцев и Юрий Данилов, который был докладчиком по данному делу, высказали свои особые мнения в части несогласия с правовой позицией, приведенной в постановлении.

В частности, Сергей Казанцев указал, что положения ст. 35 УПК РФ, определяющие основания и порядок изменения территориальной подсудности уголовного дела, в том числе без согласия обвиняемых, также исходят из того, что данный перечень оснований изменения подсудности является исчерпывающим. Таким образом, по буквальному смыслу этой нормы права, территориальная подсудность уголовного дела может быть изменена при удовлетворении отвода, заявленного всему составу соответствующего суда или при наличии оснований для отвода всех судей данного суда как ранее принимавших участие в производстве по рассматриваемому уголовному делу. При этом, как следует из ч. 5 ст. 65 УПК РФ, в случае удовлетворения заявления об отводе судьи, нескольких судей или всего состава суда уголовное дело, ходатайство либо жалоба передаются в производство, соответственно, другого судьи или другого состава суда в установленном порядке. По ходатайству Генпрокурора РФ или его заместителя территориальная подсудность уголовного дела может быть изменена лишь по делам террористической направленности по решению ВС РФ (ч. 4 ст. 35 УПК РФ).

Сергей Казанцев также указал на противоречивость правоприменительной практики. Так, он обозначил два случая изменения Верховным Судом территориальной подсудности, сославшись на два апелляционных определения последнего. Вместе с тем он отметил, что в других аналогичных делах, в которых к уголовной ответственности привлекались экс-руководители регионов, вопрос об изменении подсудности в связи с сомнениями в беспристрастности суда в соответствии с субъективным и объективным подходом вообще не возникал.

Также судья КС указал, что из правовых позиций ЕСПЧ, на которые ссылался ВС РФ при изменении территориальной подсудности в ряде случаев, вряд ли вытекает вывод о праве органов обвинения ставить под сомнение беспристрастность всех судей субъекта РФ и уж тем более фактически произвольно предлагать ВС изменять подсудность уголовного дела. «С учетом противоречивой практики ВС РФ можно констатировать, что оспариваемые положения ч. 1–4 ст. 35 УПК РФ могут быть истолкованы contra legem (вопреки их буквальному смыслу) как позволяющие правоприменительным органам в отдельных случаях расширять исчерпывающий перечень оснований для изменения подсудности», – отметил Сергей Казанцев.

По его словам, несмотря на неопределенную формулировку правовых позиций ВС РФ в вышеуказанных решениях, они все же позволяют сделать вывод, что по ходатайству заместителя Генпрокурора дело, отнесенное законом к подсудности судов общей юрисдикции одного региона, может быть передано по решению судьи Верховного Суда на рассмотрение в суд другого субъекта РФ. «При этом неясно, какими критериями руководствуются органы прокуратуры и суд при определении объективной беспристрастности суда, а также в какой суд и какого субъекта РФ должно быть передано дело», – заключил судья Сергей Казанцев.

Особое мнение Юрия Данилова состоит из 7 пунктов. Он отметил, что в ходе исследования поставленных вопросов Суд применил метод выявления так называемого конституционно-правового смысла оспоренной нормы. По мнения судьи, в данном случае названный подход неприемлем, поскольку выявить указанный смысл можно только при условии, если правовая норма существует.

«Признав конституционно-правовую допустимость существования в уголовно-процессуальном законе такого основания для изменения территориальной подсудности уголовного дела, как наличие “экстраординарных” обстоятельств, и обнаружив отсутствие такового в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации, Суд вправе был предложить законодателю восполнить имеющий конституционное значение пробел в правовом регулировании посредством механизма, установленного ст. 80 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федарации”», – указал Юрий Данилов. Однако, по его мнению, на деле КС «самостоятельно сконструировал ранее несуществующую правовую норму, выйдя при этом за пределы своей компетенции, а затем уже принялся выяснять ее конституционно-правовой смысл, признав при этом изобретенный “фантом” соответствующим Конституции РФ».

По мнению судьи, вызывает сомнение и следующий момент: «Суд, основывая свое решение также на сложившейся правоприменительной практике, по существу признал (в отсутствие нормы) допустимость существования в российской правовой системе судебного прецедента как источника права, что, по меньшей мере, дискуссионно, учитывая конституционные положения о разделении властей и компетенции судебных органов».

Также Юрий Данилов отметил, что КС в постановлении указал, что в целях обеспечения публично-правовых интересов судебной власти решение о передаче уголовного дела в суд иной территориальной юрисдикции должно приниматься Верховным Судом по обращению Генерального прокурора или его заместителя. «Предложенное регулирование означает: либо полномочий высшего судебного органа субъекта РФ для передачи уголовного дела внутри субъекта недостаточно, либо изменение территориальной подсудности по указанному основанию внутри субъекта РФ в принципе невозможно», – указал он. Такой подход, по словам судьи, неприемлем в условиях нынешнего построения судебной системы в стране, когда появились самостоятельные в территориальном смысле апелляционные и окружные кассационные суды.

«По делу заявителей выяснилось, что справедливых судей не обнаружилось ни в Приморском крае, ни в других близлежащих субъектах, таковые нашлись лишь в районном суде “территориально близкой” столицы, – отметил Юрий Данилов. – Почему бы не передать указанное дело в один из судов Сахалина, где “осмелились” осудить “своего” губернатора?» По его словам, получается, что должностное лицо городского уровня Приморского края оказалось способным воздействовать на властные и общественные структуры практически всех регионов РФ таким образом, что создало угрозу гарантиям объективного и беспристрастного правосудия.

Комментируя позиции судей КС, вице-президент АП г. Москвы Вадим Клювгант отметил, что каждое из особых мнений по этому делу по-своему важно и ценно четкой позицией авторов, и оба они безупречно обоснованы. «В свете сильного разочарования самим судебным актом оба особых мнения доставили профессиональное удовлетворение и эстетическое удовольствие, и у меня нет разногласий ни с одним из них».

По словам Вадима Клювганта, своим постановлением Конституционный Суд не разрешил поставленную перед ним проблему, а лишь еще более осложнил ее. При этом проблема действительно существует на протяжении многих лет. Адвокат считает, что данным решением КС внес дополнительную неопределенность в регулирование критически важного процессуального вопроса, а вместе с неопределенностью – и дополнительные возможности для произвола. Кроме того, Суд дополнительно усилил позицию обвинения в ущерб интересам стороны защиты вопреки тому, что правовая позиция ЕСПЧ, высказанная им в ряде решений, была направлена на обеспечение гарантий более слабой стороны – стороны защиты.

«Как справедливо указали авторы особых мнений, вопрос об экстраординарном изменении территориальной подсудности в РФ решается избирательно, четкие и прозрачные правовые критерии принятия такого решения отсутствуют, что недопустимо. Не предложил их и Конституционный Суд в обсуждаемом постановлении. Между тем нарушение правил подсудности означает рассмотрение уголовного дела незаконным составом суда, что, в свою очередь, является безусловным основанием отмены приговора», – заключил Вадим Клювгант.

Старший партнер АБ «ЗКС» Андрей Гривцов солидарен с особым мнением судьи Сергея Казанцева: «В настоящее время ВС РФ формирует практику произвольного изменения подсудности некоторых уголовных дел со ссылками на некие абстрактные обстоятельства. Последние продиктованы тем, что суд, которому дело должно быть подсудно по закону, якобы может быть необъективен».

«Таким образом, нарушается гарантированное ст. 47 Конституции право каждого обвиняемого, чтобы его дело рассматривалось тем судом, которому оно подсудно по закону, – пояснил эксперт. – В настоящее время в законе нет какой-либо четкой нормы, которая позволяла бы передавать дело в другой суд по тому основанию, которое применяет Верховный Суд».

По мнению Андрея Гривцова, нет никаких критериев, по которым Верховный Суд выбирал конкретный суд, куда передавать дело. «На практике почему-то в большинстве случаев это суды Московского региона, в том числе печально известные Тверской и Басманный суды, – отметил он. – В этой связи судья Сергей Казанцев был абсолютно прав, когда не согласился с постановлением Конституционного Суда, фактически узаконившим дискриминационные действия Верховного Суда, нарушившие конституционные права конкретных обвиняемых».

Говоря об особом мнении Юрия Данилова, адвокат отметил, что тот обозначил основную проблему: отсутствие каких-либо четких правовых норм, позволяющих ВС РФ менять подсудность уголовных дел по обозначенным мотивам, а также выбирать конкретный суд для рассмотрения дела. Андрей Гривцов высказал сожаление о том, что особые мнения отдельных судей не имеют какого-либо существенного значения для дальнейшей оценки зарождающейся практики произвольного изменения подсудности уголовных дел и являются в данном случае лишь формой публичного протеста против в целом соглашательской позиции КС РФ.

По мнению партнера АБ «Бартолиус» Сергея Гревцова, несмотря на высокую эмоциональность особых мнений судей КС РФ, они являются одними из лучших за последнее время. «Во-первых, потому что это действительно особое мнение судьи, а во-вторых, в них приведена более емкая, практичная и правовая аргументация, которая выражает негодование юридической общественности относительно принятого постановления КС РФ, – пояснил эксперт. – Как минимум данные судьи реабилитировали себя в моих глазах и сохраняют мою веру в то, что КС иногда может выключить “режим государственной машины”, принимающей постановления в угоду власти, а не государству».

Сергей Гревцов полностью согласился с тем, что «фантомная» норма позволила суду создать правовую позицию практического значения без каких-либо критериев по определению суда, в который следует передавать дела в подобных ситуациях. «Нормотворчество – удел законодателя, а не Конституционного Суда», – пояснил эксперт.

При этом он повторил, что КС РФ не защитил право гражданина на беспристрастное справедливое судебное разбирательство, а нарушил его данным постановлением. «Однако мне крайне приятно, что хотя бы часть судей Суда это понимает и поддерживает иную позицию. Жаль, что это только ничего не поменяет в практическом значении – постановление уже не изменить, а особые мнения останутся как яркий индикатор беспредельности сформированной правовой позиции КС РФ», – резюмировал Сергей Гревцов.

Источник

http://www.advgazeta.ru/novosti/advokaty-podderzhali-sudey-ks-vystupivshikh-protiv-vyvodov-suda-po-voprosu-izmeneniya-podsudnosti-ug/

Статья 35. Изменение территориальной подсудности уголовного дела

1. Территориальная подсудность уголовного дела может быть изменена:

1) по ходатайству стороны — в случае удовлетворения в соответствии со статьей 65 настоящего Кодекса заявленного ею отвода всему составу соответствующего суда;

2) по ходатайству стороны либо по инициативе председателя суда, в который поступило уголовное дело, — в случаях:

а) если все судьи данного суда ранее принимали участие в производстве по рассматриваемому уголовному делу, что является основанием для их отвода в соответствии со статьей 63 настоящего Кодекса;

б) если не все участники уголовного судопроизводства по данному уголовному делу проживают на территории, на которую распространяется юрисдикция данного суда, и все обвиняемые согласны на изменение территориальной подсудности данного уголовного дела;

в) если имеются обстоятельства, которые могут поставить под сомнение объективность и беспристрастность суда при принятии решения по делу.

1.1. Ходатайство об изменении территориальной подсудности уголовного дела по основаниям, указанным в части первой настоящей статьи, стороны подают в вышестоящий суд через суд, в который поступило уголовное дело. Судья, в производстве которого находится уголовное дело, возвращает ходатайство лицу, его подавшему, если ходатайство не отвечает требованиям частей первой — второй.1 настоящей статьи.

2. Изменение территориальной подсудности уголовного дела по основаниям, указанным в части первой настоящей статьи, допускается лишь до начала судебного разбирательства.

2.1. Изменение территориальной подсудности уголовных дел, подсудных 1-му Восточному окружному военному суду, 2-му Западному окружному военному суду, Центральному окружному военному суду и Южному окружному военному суду в соответствии с пунктами 2 — 4 части шестой.1 статьи 31 настоящего Кодекса, не допускается.

3. Вопрос об изменении территориальной подсудности уголовного дела по основаниям, указанным в части первой настоящей статьи, разрешается судьей вышестоящего суда в порядке, установленном частями третьей, четвертой и шестой статьи 125 настоящего Кодекса, в срок до 10 суток со дня поступления ходатайства.

4. По ходатайству Генерального прокурора Российской Федерации или его заместителя (далее — ходатайство) уголовное дело хотя бы об одном из преступлений, предусмотренных статьями 208, 209, 211 частями первой — третьей, 277 — 279 и 360 Уголовного кодекса Российской Федерации, если существует реальная угроза личной безопасности участников судебного разбирательства, их близких родственников, родственников или близких лиц, по решению Верховного Суда Российской Федерации может быть передано для рассмотрения в окружной (флотский) военный суд по месту совершения преступления.

5. Вопрос об изменении территориальной подсудности уголовного дела по основаниям, указанным в части четвертой настоящей статьи, разрешается судьей Верховного Суда Российской Федерации в судебном заседании с участием прокурора, обвиняемого и его защитника в срок до 15 суток со дня поступления ходатайства.

6. В начале заседания судья объявляет, какое ходатайство подлежит рассмотрению, разъясняет явившимся в судебное заседание лицам их права и обязанности. Затем прокурор обосновывает ходатайство, после чего заслушиваются другие явившиеся в судебное заседание лица. По решению суда обвиняемый участвует в судебном заседании путем использования систем видеоконференц-связи.

7. По результатам рассмотрения ходатайства судья выносит одно из следующих постановлений:

1) об удовлетворении ходатайства и направлении уголовного дела для рассмотрения в соответствующий окружной (флотский) военный суд;

2) об отказе в удовлетворении ходатайства.

Комментарий к Ст. 35 УПК РФ

1. Комментируемая статья в продолжение предыдущей предусматривает возможность законных исключений из общих правил о территориальной подсудности уголовных дел, но только по решению не того суда, в который поступило данное дело, а председателя вышестоящего суда или его заместителя. Основаниями для такого изменения являются: а) отвод или самоотвод всего состава данного суда (об основаниях отвода см. статьи 61 — 65 УПК и комментарий к ним); б) целесообразность приближения места судебного заседания к месту проживания большинства участников судебного разбирательства, подлежащих вызову в суд. В последнем случае для передачи дела в другой суд требуется согласие всех обвиняемых. Причем наличие второго основания, в отличие от отвода или самоотвода состава суда, не влечет обязательного изменения подсудности, а лишь порождает право вышестоящего суда на такое изменение «с учетом всех имеющих значение обстоятельств», решающее значение среди которых имеет позиция государственного обвинителя, определяющего объем представляемых суду доказательств (см.: Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 октября 2005 г. по делу Евтушенко и других // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2006. N 11. С. 28, 29).

2. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ считает также законным и обоснованным решение об изменении территориальной подсудности уголовного дела в случаях, когда обвиняемый ходатайствует о рассмотрении дела коллегией в составе трех профессиональных судей, а в данном районном суде необходимое число судей отсутствует (Бюллетень Верховного Суда РФ. 2010. N 2. С. 17, 18).

3. Согласно закону о предметной подсудности и о составе суда первой инстанции (см. в сопоставлении статьи 30 и 31 УПК) уголовные дела, передаваемые в порядке, установленном частью четвертой комментируемой статьи, подлежат рассмотрению и разрешению коллегией из трех военных судей — безальтернативно (исключение составляют дела об угоне судна). Получается, что суд, состоящий из должностных лиц, находящихся на военной службе, судит гражданских лиц за преступления, не имеющие отношения к военной службе, и это называется военной юстицией. Такая правовая конструкция является серьезным испытанием для профессионального юридического мышления. Она опрокидывает объективно сформировавшийся в историческом процессе смысл деления судов на гражданские и военные, воскрешает ненужные ассоциации с расстрельным «бункерным правосудием» военных трибуналов времен политических репрессий. Примечательно и то, что, признав утратившей силу часть седьмую статьи 31 УПК (см. пункт 8 нашего комментария к этой статье), законодатель исключил саму возможность гражданских судов судить военных и в тот же день предоставил возможность военным судить штатских. Подобная логика с теоретических позиций тоже не поддается объяснению.

4. Такое объяснение лежит в плоскости практической необходимости. Части четвертая, пятая, шестая и седьмая включены в комментируемую статью уже упоминавшимся Федеральным законом от 27 декабря 2009 г. N 346-ФЗ в ответ на участившиеся случаи, когда гражданский суд субъекта Российской Федерации, которому конкретное уголовное дело подсудно в соответствии с частью третьей статьи 31 УПК, не может спокойно отправлять правосудие из-за прессинга, которому подвергаются он сам и (или) другие участники судопроизводства со стороны криминалитета, заинтересованного в определенном исходе уголовного процесса. Передача уголовного дела в подобных случаях на рассмотрение и разрешение военного суда, дистанцированного от местного влияния, да и сама организация судебного процесса в военных судах способны обеспечить и личную безопасность участников судебного разбирательства, и нейтрализовать любые попытки незаконного влияния на ход процесса. Так что речь идет еще об одном чисто практическом шаге, который государство, оказавшись в состоянии необходимой обороны, вынуждено предпринять в русле стратегии борьбы с тяжкими и особо тяжкими организованными преступлениями.

5. Если рассмотрение данного дела в судебном заседании уже начато, изменение территориальной подсудности и вообще обсуждение данного вопроса не допускаются.

6. Вопрос об изменении территориальной подсудности рассматривается и решение по нему (в форме постановления) принимается в судебном заседании, которое происходит в процедуре, установленной для рассмотрения жалоб на решения и действия органов предварительного расследования (см. статью 125 УПК и комментарий к ней). Несоблюдение этой процедуры, в частности рассмотрение вопроса об изменении подсудности заместителем председателя вышестоящего суда (часть третья комментируемой статьи) в отсутствие защитника обвиняемого вопреки ходатайству последнего, образует основание для отмены состоявшегося судебного постановления (см.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 2007. N 9. С. 25, 26).

Источник

http://stupkrf.ru/35

Литература

  1. Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики, №6(12), 2011. В 3 частях. Часть 1. — М.: Грамота, 2011. — 232 c.
  2. Дубинский, А. Руководствуясь законом; политической литературы Украины, 2013. — 112 c.
  3. Баскакова, М. А. Толковый юридический словарь для бизнесменов / М.А. Баскакова. — М.: Контракт, 2015. — 496 c.
  4. Комаров, С. А. Общая теория государства и права / С.А. Комаров. — М.: Юридический институт, 2001. — 352 c.
  5. Энциклопедия будущего адвоката: моногр. ; КноРус — М., 2012. — 1000 c.

Добавить комментарий

Мы в соцсетях

Подписывайтесь на наши группы в социальных сетях